До знакомого порога доведет сентябрь

К персам в гости. Фото

Виновникам грозит до 15 лет лишения свободы. Однако, пока, сотрудники правоохранительных органов не могут с уверенностью. Мне укажет дорога роза ветров моя,до знакомого порога доведёт сентябрь, где то крутится котлы а мои стоят,в отражение смотрю ну это я. «Такая маленькая, а уже говорит по-китайски» Тайбэй, сентябрь Оказалось, что подъем до их любимого места посиделок должен происходить по руслу реки, Периодически приходилось преодолевать настоящие пороги.

Организатор — Фэй, сотрудница агентства ITMediagate[]. За рулем сидит ее супруг Ховард, на коленках Фэй ее полуторагодовалая дочь, и сзади мы — Вика Куликова[], Саша Орджоникидзе[] и я[]. Сашка в первый раз едет в Даньшуй, и мы с Викой перемигиваемся, вспоминая, как однажды тут докуролесились так, что нас чуть не арестовали тайваньские военно-морские силы.

На первый раз нам выбрали щадящий режим, как потом объяснили. Это еще один излюбленный тайваньцами способ скоротать выходные с друзьями. Периодически выводит своих сотрудников стройными рядами в пешую прогулку в горы. Это, типа, такой метод здорового образа жизни: В ABIT есть другое развлечение — заставляют сотрудников взбежать по лестнице снизу до верхнего этажа.

Первый добежавший получает денежный приз. Бегут даже инвалиды — с шутками, прибаутками и визгом, всей большой толпой. Фан и драйв невероятный! Потом еще полгода вспоминают подробности и веселятся. Перед нами горная река и непролазные лесные чащобы, пройти сквозь которые без бензопилы совершенно нереально. Оказалось, что подъем до их любимого места посиделок должен происходить по руслу реки, о чем нас заранее не предупредили. Берегов нет в принципе, просто река, ледяная вода, валуны камней и отвесные скалы.

Все бы ничего, но необходимо тащить несколько ящиков с углем, едой и водой.

Из столичной мэриии исчезли 12 компьютеров

Нас два мужика один русский, один китаец и четыре барышни, одной из которых полтора года. Приходится снимать тапки и закатывать штаны и юбки.

Выстраиваемся в вереницу и погружаемся в воду. Снимала Александра, которая страховала Фэй с ребенком, а мы тащим хозяйство Каким образом никто не переломал себе конечности, осталось неясным. Вика, как птичка, порхала с камня на камень и ни разу даже тапочки не сняла, остальным пришлось искупаться. Периодически приходилось преодолевать настоящие пороги. Саша замыкала шествие и снимала наш горный переход. Мне было не до фотоаппарата — мысль была одна: Настоящие горы со всеми положенными буераками Добираемся до места.

Сашка в полном восторге. Вляпаться в такое приключение на краю света! С учетом того, что туризма на Тайване для россиян нет и визы выдают строго по делу, нормальный человек при всем желании сюда не доберется. А если и доберется, то ничего, кроме отеля, не увидит. Сашка вообще страшный везунчик — излазила на халяву все горы Гонконга и Тайваня!

Теперь положен обед на природе Маленькая дочка Фэй не вылазит из ледяной воды, играется со своими игрушками, копошится в песке с лопаткой. Родители присматривают, но не делают ей никаких замечаний — они занимаются приготовлением барбекю. У нее уже есть business-name европейское имя — Джой Joy — радость.

Видимо, не в первый раз приходится общаться с иностранцами, и родителям пришлось срочно подобрать что-то произносимое по-европейски. Маленькая Джой Юная Фэй с дочерью Викина фраза дня: Все Викины напарники по работе — и турок Тим, и американец Скотт уже так говорят по-китайски, что заслушаешься, а вот у скромной Вики он не задался… Мужикам проще, завел в подружки китаянку — через год лопочешь вполне сносно, что они и сделали.

Вот почему мы любим искать врагов. Образ врага эксплуатируют во всем мире. Любая власть всегда нуждается в том, чтобы у общества был какой-то внешний враг, и направляет энергию масс против этого врага. Да и сами мы не возражаем. Проецируя свои неудачи и грехи на других, мы приходим к некоторому психологическому равновесию. Нас хотят раскрошить, ослабить. Чтобы не думали о людях хорошо.

Иначе начнем искать врага там, где он действительно находится, то есть внутри самого.

«Такая маленькая, а уже говорит по-китайски» Тайбэй, сентябрь 2004

Но тогда зачем нам власть? Вражда стала бессознательной формой существования, неподвластной критическому мышлению. Потому что так удобнее. Потому что так проще. Мы попали в гигантскую мясорубку, которая медленно делает из нас фарш.

Хотим, чтобы 7х убивали и калечили друг друга. Какой смысл в этом? Разумеется, он есть, иначе ненависть бы не разжигали. Чьи карманы она наполняет? Но мы то, мы — какой смысл мы видим в войнах и насильственной смерти?

Чтобы стали ?

Y U L I A N A S M I R N O V A (@yulilamberry) • Instagram account

Становится страшно за наш человеческий вид. Ведь взаимная ненависть подчиняется закону: Мы уверены, что надо только найти это чужое и обезвредить. И тогда останется лишь хорошее. Вот и воюем до какого-то мифического победного конца. Отчужденное и, таким образом, канцерогенное мышление.

Как можно оставаться безучастным к этому? К смерти, причиной которой стала ненависть одних к другим? Мертвый уже ничего не чувствует, но почему меня не гложет моя в его смерти вина? Почему я не остановил подготовку к убийству? Мы приходим в мир, чтобы научиться любить.